Все что надо для валяния из шерсти

Простакова
Простакова - жена 
Что, что ты от меня прятаться изволишь?
Сам ты мешковат, умная голова.
А ты сам разве ослеп?
Вот каким муженьком наградил меня господь: не смыслит сам разобрать, что широко, что узко.
Что, что ты сегодня так разоврался, мой батюшка?
Опять зазевался, мой батюшка; да изволь, сударь, проводить ее. Ноги-то не отнялись.
Простакова - мать
Митрофанушка, друг мой! Я чаю, тебя жмет до смерти.
Поди ж, Еремеевна, дай позавтракать ребенку. 
Ах, мати божия! Что с тобою сделалось, Митрофанушка?
Обойми меня, друг мой сердечный! Вот сынок, одно мое утешение.
Поди, порезвись, Митрофанушка.
Одна моя забота, одна моя отрада – Митрофанушка.
Пойдем со мною, Митрофанушка. Я тебя из глаз теперь не выпущу. Как скажу я тебе нещечко, так пожить на свете слюбится. Не век тебе, моему другу, не век тебе учиться. 
Простакова - хозяйка
 А ты, скот, подойди поближе. Не говорила ль я тебе, воровская харя, чтоб ты кафтан пустил шире. Скажи, болван, чем ты оправдаешься?
Экое скотское рассуждение!
Так тебе жаль шестой, бестия? Вот какое усердие! Изволь смотреть.
Все вы, бестии, усердны на одних словах, а не на деле…
Просстакова - сестра
Да вот, братец, на твои глаза пошлюсь.
Братец, друг мой!
Хотя бы ты нас поучил, братец батюшка; а мы никак не умеем. 
Митрофанушка
- Да что! Солонины ломтика три, да подовых, не помню, пять, не помню, шесть.
- И теперь как шальной хожу. Ночь всю така дрянь в глаза лезла.Лишь стану засыпать, то и вижу, будто ты, матушка, изволишь бить батюшку.Так мне и жаль стало тебя, матушка: ты так устала, колотя батюшку.
- Я уж лучше сам выздоровлю. Побегу-тка теперь на голубятню, так авось-либо...
-
Правдин
- Я родился в Москве, ежели вам то знать надобно, а деревни мои в здешнем наместничестве.
- Извините меня, сударыня. Я никогда не читаю писем без позволения тех, к кому они писаны.
- Как друг, открою тебе причину моего здесь пребывания. Я определен членом в здешнем наместничестве. Имею повеление объехать здешний округ; а притом, из собственного подвига сердца моего, не оставляю замечать все что надо для валяния из шерсти тех злонравных невежд, которые, имея над людьми своими полную власть, употребляют ее во зло бесчеловечно. Ты знаешь образ мыслей нашего наместника. С какою ревностию помогает он страждующему человечеству! С каким усердием исполняет он том самым человеколюбивые виды вышней власти! Мы в нашем краю сами испытали, что где наместник таков, каковым изображен наместник в Учреждении, там благосостояние обитателей верно и надежно. Я живу здесь уже три дни. Нашел помещика дурака бессчетного, а жену презлую фурию, которой адский нрав делает несчастье целого их дома.
- Ласкаюсь, однако, положить скоро границы злобе жены и глупости мужа. Я уведомил уже о всех здешних варварствах нашего начальника и не сумневаюсь, что унять их возьмутся меры.
- Когда же у вас могут быть счастливы одни только скоты, то жене вашей от них и от вас будет худой покой.
- Лишь только из-за стола встали, и я, подошед к окну, увидел вашу карету, то, не сказан никому, выбежал к вам навстречу обнять вас от всего сердца. Мое к вам душевное почтение...Ваша ко мне дружба том лестнее, что вы не можете иметь ее к другим, кроме таких...
Стародум
- Отец мой воспитал меня по-тогдашнему, а я не нашел и нужды себя перевоспитывать. Служил он Петру Великому. Тогда один человек назывался ты, а не вы. Тогда не знали еще заражать людей столько, чтоб всякий считал себя за многих. Зато нонче многие не стоят одного. Отец мой у двора Петра Великого...
- Отец мой непрестанно мне твердил одно и то же: имей сердце, имей душу, и будешь человек во всякое время. На все прочее мода: на умы мода, на знании мода, как на пряжки, на пуговицы.
- Сердце мое кипит еще негодованием на недостойный поступок здешних хозяев. Побудем здесь несколько минут. У меня правило: в первом движении ничего не начинать.
- Многие случаи имел я отличить себя. Раны мои доказывают, что я их и не пропускал. Доброе мнение обо мне начальников и войска было лестною наградою службы моей, как вдруг получил я известие, что граф, прежний шерсти мой знакомец, о котором я гнушался вспоминать, произведен чином, а обойден я, я, лежавший тогда от ран в тяжкой болезни. Такое неправосудно растерзало мое сердце, и я тотчас взял отставку.
- Не умел я остеречься от первых движений раздраженного моего любочестия. Горячность не допустила меня тогда рассудить, что прямо любочестивый человек ревнует к делам, а не к чинам; что чины нередко выпрашиваются, а истинное почтение необходимо заслуживается; что гораздо честнее быть без вины обойдену, нежели без заслуг пожаловану.
- От двора, мой друг, выживают двумя манерами. Либо на тебя рассердятся, либо тебя рассердят. Я не стал дожидаться ни того, ни другого. Рассудил, что лучше вести жизнь у себя дома, нежели в чужой передней.
-Я отошел от двора без деревень, без ленты, без чинов, да мое принес домой неповрежденно, мою душу, мою честь, мои правилы.


Закрыть ... [X]

Правила делового общения «по вертикали» и «по горизонтали» Артист мастер класс

Все что надо для валяния из шерсти Все что надо для валяния из шерсти Все что надо для валяния из шерсти Все что надо для валяния из шерсти Все что надо для валяния из шерсти Все что надо для валяния из шерсти Все что надо для валяния из шерсти