Природа и ребёнок статус

Правовой статус ребенка в гражданском и семейном праве.
Летова, Н. В.

Летова, Н. В.
Правовой статус ребенка в гражданском и семейном праве : автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора юридических наук

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы диссертационного исследования.

Ребенок является совершенно особым по сравнению с другими субъектами участником правоотношений, что обусловлено рядом факторов. К числу таких факторов относятся, в частности, возраст ребенка, его личностные характеристики, участие законных представителей ребенка в реализации его прав и интересов в целях восполнения дееспособности ребенка.

Нормы статьи 38 Конституции Российской Федерации устанавливают, что государство гарантирует поддержку семьи, материнства и детства, создавая, таким образом, один из важнейших конституционных принципов.

Чрезвычайно важным представляется тот факт, что права ребенка определены не только на уровне российского законодательства, но и в Конвенции о правах ребенка, принятой резолюцией № 44/25 Генеральной Ассамблеи ООН 20.11.1989 года (данная Конвенция вступила в силу для России 15.09.1990 года). Названная Конвенция, исходя из того, что ребенку необходимо расти в семейном окружении, в атмосфере счастья, любви и понимания, определяет понятие ребенка, его права и обязанности, порядок и способы защиты его прав и законных интересов.

Правовое положение такого субъекта, как ребенок не должно отличаться на национальном и международном уровнях; каждая страна гарантирует защиту прав и интересов ребенка на равных условиях при несомненной важности традиций и культурных ценностей каждого народа. Отличия правового положения ребенка зависят от гражданства, свидетельствующего о его принадлежности к тому или иному государству.

Актуальность темы настоящего исследования определяется наличием значительного количества как теоретических, так и практических проблем, связанных с понятием правового статуса ребенка. В частности, такие категории, как «дети», «ребенок», «несовершеннолетние» не определяются и не дифференцируются законодателем, хотя смысловое содержание некоторых норм законодательства РФ позволяет констатировать, что использование указанных категорий в основном связано с достижением ребенком того или иного возраста, а также с отраслевой принадлежностью правовых норм.

3

Регулирование отношений с участием детей осуществляется в рамках нескольких отраслей законодательства РФ, в частности, гражданского и семейного. Специфику каждой из указанных отраслей права отражают особенности отраслевого метода правового регулирования соответствующих отношений, который оказывает непосредственное влияние на механизм правового регулирования различных отношений с участием несовершеннолетних.

Весьма актуальным в настоящее время представляется теоретическое исследование ряда проблем, возникающих на практике. В частности, речь идет о защите прав ребенка при продаже жилого помещения, в котором он проживает (в том числе без надлежащего административного оформления); при решении вопроса об опеке в рамках наследственных отношений (в случае смерти одного или обоих родителей); при принятии наследства, отягощенного долгами наследодателя; при участии ребенка, достигшего десятилетнего возраста, в рассмотрении дела в суде.

Законодательство РФ не называет ребенка самостоятельным субъектом правоотношений, однако специфика правового положения детей отражена в значительном количестве, в том числе кодифицированных, актов. В частности, это Семейный кодекс Российской Федерации (далее - СК РФ), Гражданский кодекс Российской Федерации (далее - ГК РФ), Жилищный кодекс Российской Федерации (далее - ЖК РФ), Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации (далее - ГПК РФ). Можно констатировать серьезное сущностное противоречие правовой регламентации - с одной стороны, целью законодателя является обеспечение стабильности правового положения детей, с другой - непосредственно в законе дети не выделены в качестве самостоятельной категории субъектов права.

Многочисленные нормативные акты, особенно принятые в последнее время, их содержание и структура, свидетельствуют об особом внимании государства к детям и предпринимаемых попытках решить их проблемы. Это представляется весьма важным, особенно в свете того, что в последние годы наблюдается значительное сокращение числа детей в Российской Федерации. Однако данные попытки могут увенчаться успехом только при условии наличия концептуальных основ статуса ребенка, которые в настоящее время разработаны недостаточно.

Особо актуальными можно назвать проблемы, связанные с определением гражданско-правового и семейного статуса детей отдельных категорий, в частности, детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, детей в возрасте от полу-

4

тора до трех лет, детей из многодетных и неполных семей, детей безработных родителей, детей-инвалидов и детей, находящихся в социально опасном положении. Отметим, что в России число детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в 2011 г. составило 654,4 тыс. человек (2,6% детского населения страны), из них 82% стали социальными сиротами вследствие лишения родителей родительских прав; от каждого десятого ребенка родители отказались при рождении.

Решение проблем названных и иных категорий детей зависит от принятия комплекса мер, к числу которых относятся - создание механизмов правовой, организационной и психолого-педагогической поддержки граждан Российской Федерации, намеревающихся усыновить (удочерить), взять под опеку (попечительство, патронат) детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Кроме того, необходимо осуществлять следующие меры - поддержка семей, воспитывающих приемных детей, с учетом количества таких детей; упрощение процедур передачи детей на усыновление (удочерение), под опеку (попечительство, патронат); сокращение перечня представляемых гражданами Российской Федерации в государственные органы документов и увеличение срока их действия.

Особенно актуальной следует признать проблему повышения эффективности правовой защиты семьи, поскольку от этого, особенно в нынешней ситуации меняющихся социально-экономических условий, зависит эффективность реализации прав ребенка, в частности, его права жить и воспитываться в семье, предусмотренного СК РФ.

Для осуществления должной правовой защиты семьи и ее членов необходима разработка целостной системы различных теоретических и законодательных механизмов, что, в свою очередь, обусловливает использование всей совокупности межотраслевых связей с участием ребенка, возникающих в процессе реализации его прав и обязанностей.

Актуальность исследования правового статуса ребенка определяется, помимо сказанного, дискуссионностью вопроса отраслевой принадлежности семейного права. Семейные и гражданские права ребенка настолько взаимосвязаны и взаимообусловлены, что в ряде случаев их сложно либо даже невозможно и нецелесообразно дифференцировать.

Семейный статус ребенка во многом определяется такими личностными характеристиками, как наличие или отсутствие семьи у ребенка, нахождение ребенка

5

на воспитании иных лиц, заменяющих родителей (опекунов, попечителей, усыновителей), или на попечении государства (в детских домах всех типов). Соответственно, комплексное изучение межотраслевых связей ребенка невозможно осуществить, не уделив особое внимание статусу усыновленных детей.

Как теоретический, так и практический интерес представляет исследование правовых последствий, возникающих в результате усыновления (удочерения) ребенка. Именно в рамках института усыновления (удочерения) наглядно проявляется влияние семейно-правового юридического факта на содержание гражданско-правовых норм, что доказывает взаимосвязь прав и обязанностей ребенка, регламентируемых нормами различных отраслей права.

Нельзя не отметить в рассматриваемом контексте значение процессуальных норм, определяющих реализацию прав ребенка Данные нормы настолько тесно взаимосвязаны с нормами семейного и гражданского права, регламентирующими статус ребенка, что игнорирование этой взаимосвязи не позволило бы полностью раскрыть тему настоящего исследования. До сих пор остаются нерешенными (как в теории, так и на практике) многие проблемы участия несовершеннолетних в процессе, определения объема их процессуальной дееспособности, пределов участия их законных представителей, оспаривания решений суда, с которыми несовершеннолетние не согласны.

Помимо сказанного, теоретическая необходимость и практическая целесообразность выявления и изучения правового статуса ребенка предопределены тем, что законодатель по-разному регламентирует правовые последствия имущественного и неимущественного характера в отношении ребенка в зависимости от его возраста. Принадлежность ребенка к определенной возрастной группе влияет на выделение самостоятельных видов его статуса наряду с общим, который можно рассматривать как межотраслевую категорию.

Неоднозначность применяемого на практике толкования норм законодательства РФ, регулирующих отношения с участием детей, обусловливает целесообразность глубокого комплексного теоретического исследования правового положения ребенка на современном этапе развития права, с учетом специфики правового регулирования рассматриваемых отношений различными отраслями права. Определенное подобным образом понятие правового статуса ребенка позволит обогатить не только теорию семейного и гражданского права, но и понятийный аппарат россий-

6

ского законодательства в целом. Сказанное выше определяет актуальность темы настоящего исследования.

Степень научной разработанности темы диссертации.

Комплексные исследования правового статуса ребенка в сфере гражданского и семейного права до настоящего момента не проводились, однако отдельным аспектам проблем, исследованных в диссертации, уделяли внимание ученые.

Конституционно-правовой анализ правового статуса ребенка проведен на основе концепции естественных прав человека, отраженной в работах дореволюционных ученых - А. Гордона, А. Загоровского, Д.И. Мейера, С.В. Пахмана, И.А. Покровского, В.И. Синайского, В.М. Сорокина, Г.Ф. Шершеневича и др.

Проблеме соотношения конституционных и основных прав и обязанностей в содержании общего правового статуса посвящены исследования современных теоретиков права и государства, а также представителей науки конституционного права: С.С. Алексеева, Л.Д. Воеводина, В.Б. Исакова, Н.И. Матузова, B.C. Нерсесянца; работы авторов XX века - Н.Е. Борисовой, В.М. Жуйкова, В.Е. Чиркина, Н.Ю. Хаманевой, Ю.Л. Шульженко и др.

Идею необходимости выделения естественных прав человека как неотъемлемых в содержании правового положения гражданина отстаивали ЕА. Лукашева, Л.С. Мамут, А.В. Мицкевич, B.C. Нерсесянц, И.Е. Фарбер и др. ученые.

Исследованиями С.Н. Братуся, Я.Р. Веберса, Н.В. Витрука, О.С. Иоффе, Н.И. Матузова, Г.М. Свердлова и других ученых внесен весомый вклад в освещение проблемы определения правового положения личности в государстве, реализации ее прав и свобод.

Отраслевые проблемы правового статуса гражданина рассматривались в работах представителей отечественной науки гражданского и семейного права, гражданского процесса - Т.Е. Абовой, В А. Ойгензихта, В А. Рясенцева, Ю.К. Толстого и др.

Существенный вклад в теорию развития системы юридических фактов в семейных правоотношениях внесли В.И. Данилин, С.И. Реутов, О.А. Красавчиков. Классификация семейных правоотношений, ее критерии представлены в работах Е.М. Ворожейкина, А.И. Пергамент, P.O. Халфиной. Такие авторы, как Р.П. Мананкова, A.M. Нечаева, A.M. Рабец внесли существенный вклад в обоснование особого

7

положения детей в праве, в том числе обусловленного их участием в правоотношениях разноотраслевой направленности.

Проблемам детей, специфике реализации их прав и обязанностей, необходимости их обособления в качестве самостоятельного субъекта права посвящены работы М.В. Антокольской, Ю.Ф. Беспалова, О.А. Дюжевой, О.Ю. Ильиной, Н.М. Ершовой, А.Е. Казанцевой, Е.В.Кулагиной, Л.Б. Максимович, Л.Ю. Михеевой, Л.М. Пчелинцевой, Л.В.Санниковой, Н.Н.Тарусиной, О.А. Хазовой, З.И. Цыбуленко, Е.А. Чефрановой, Я.Н. Шевченко, К.Б. Ярошенко, а также труды таких зарубежных авторов, как Ж. Ведель, Л. Жюллио де ла Морандьер, X. Кетц, Я. Шапп и др.

Отдельные вопросы правового статуса несовершеннолетних в гражданских и семейных правоотношениях являлись предметом многочисленных диссертационных исследований на соискание ученых степеней кандидатов и докторов наук. Интерес представляют работы, посвященные изучению правового положения несовершеннолетнего, в частности, таких авторов, как Борисова Н.Е.(Конституционные основы правового положения несовершеннолетних в Российской Федерации (проблемы теории и практики): Автореф. дисс.... докт. юрид. наук. М, 2004); Жуйков В.М. (Теоретические и практические проблемы конституционного права на судебную защиту: Автореф. дисс.... докт. юрид. наук. М., 1997); Хватова М.А. (Гражданская и семейная правосубъектность физических лиц в Российской Федерации: Автореф. дисс.... канд. юрид. наук. М., 2007); Цуканова В.И. (Особенности судопроизводства по делам о лишении родительских прав: Автореф. дисс.... канд. юрид. наук. М., 2012); Матюшева Т.Н. (Конституционное право на образование и гарантии его реализации детьми со специальным социальным статусом в Российской Федерации: Автореф. дисс.... докт. юрид. наук. М., 2012); Егорова О.А. (Реализация жилищных прав ребенка: проблемы теории и практики: Автореф. дисс.... канд. юрид. наук. М, 2008).

Важное значение для раскрытия темы исследования имеют научные труды, посвященные правовому статусу отдельных категорий несовершеннолетних, таких ученых, как Михеева Л.Ю. Проблемы правового регулирования отношений в сфере опеки и попечительства: Автореф. дисс.... докт. юрид. наук, Томск, 2003; проблемам членства в семейных отношениях: Мананкова Р.П. Правовой статус члена семьи: цивилистический аспект: Автореф. дисс.... докт. юрид. наук, Томск, 1990.

Примечательно, что в названных работах правовое положение несовершеннолетне-

8

го исследовалось в рамках либо иных научных специальностей, в частности, конституционного, гражданского процесса, либо в сфере гражданского и семейного права, но при этом рассматривались частные вопросы, касающиеся статуса отдельных субъектов права. При этом, так или иначе, но независимо от отраслевой принадлежности отношений ученые признают, что правовой статус ребенка (прежде всего, специальный или отраслевой) определяется, прежде всего, его семейно-правовым положением.

Цели диссертационного исследования. Целями диссертационного исследования является разработка на основе научно-теоретического анализа современного концептуального определения правового статуса ребенка и интерпретация теории статуса в межотраслевых отношениях с его участием; определение правовой природы и содержания правового статуса ребенка; классификация его статуса на отдельные виды; разработка и обоснование системы положений, направленных на решение проблем совершенствования гражданского и семейного законодательства РФ, посвященного детям.

Задачи исследования, которые были решены в связи с реализацией поставленной цели:

- обоснование самостоятельности ребенка как особого субъекта права;

- определение правовой природы правового статуса ребенка;

- выявление и классификация видов правового статуса детей (специальный, индивидуальный) по отношению к общему статусу;

- выявление норм, определяющих правовой статус ребенка и обоснование практической значимости внедрения соответствующих категорий в научный оборот, а также в гражданское природа и семейное законодательство;

- обоснование выделения отраслевых видов правового статуса ребенка (жилищного, наследственного, процессуального, семейного) в нормах действующего законодательства РФ с целью повышения их эффективности;

- изменение подхода к определению правового положения ребенка в правоотношениях разной отраслевой направленности;

- выявление несогласованности норм действующего гражданского и семейного законодательства РФ в отношении детей, а также практики их применения; систе-

9

матизация данных норм с учетом специфики правового положения ребенка в соответствующих правоотношениях.

Объектом диссертационного исследования выступают общественные отношения, возникающие в связи с наличием и реализацией семейных, гражданских, наследственных, жилищных и некоторых иных прав ребенка.

Предметом диссертационного исследования являются межотраслевые связи ребенка, определяющие его правовой статус; система правовых норм, направленных на регламентацию правового статуса ребенка в сфере гражданских и семейных отношений. За пределом исследования осталось подробное рассмотрение процессуальных и уголовно-правовых аспектов статуса ребенка; данным проблемам уделено ограниченное внимание, обусловленное необходимостью достижения целей и решения задач исследования.

Методология и методы диссертационного исследования.

Методологической основой диссертации является научно-теоретический анализ правового статуса ребенка, который позволил изучить теорию правового статуса и применить ее по отношению к такому особому субъекту права, как ребенок. В ходе выполнения работы применялись и другие современные методы научного познания - как общенаучные, так и частные. Методологический аппарат исследования составили следующие элементы: анализ, синтез, абстрагирование, внутреннее и внешнее сравнение, системный и структурный подход, статический, сравнительно-правовой, метод правового моделирования, формально-юридический, лингвистический и иные методы исследования.

Теоретическая основа диссертации.

Теоретическую основу исследования составили концептуальные идеи, представленные в трудах С.С. Алексеева, Н.Е. Борисовой, Л.В. Бутько, Н.В. Витрука, Л.Д. Воеводина, И.В. Гранкина, Ю.И. Гревцова, В.М. Жуйкова, В.Д. Зорькина, А.И. Ковлера, А.В. Малько, М.Н. Марченко, А.А. Мишина, Л.А. Морозовой, П.Е. Недбайло, B.C. Нерсесянца, В.И. Новоселова, Л.П. Рассказова, В.Е. Сафонова, Ю.А. Тихомирова, Б.Н. Топорнина, И.А. Умновой, Т.Л. Хабриевой, Н.Ю. Хаманевой, З.И. Цыбуленко, В.А. Четвернина, В.Е. Чиркина, В.М. Чхиквадзе, М.С. Строговича, Б.С. Эбзеева, Л.С. Явича и других ученых, связанные с темой данной работы.

Вопросы, исследованные в диссертации, рассмотрены с учетом общетеоретических основ правового положения личности, исходя из общих проблем российско-

10

го конституционализма, теории государства и права. Основой данного подхода послужили труды таких ученых, как С.А. Авакьян, М.В. Баглай, А.Г. Бережное, П.А. Астафичев, Н.В. Витрук, Т.Д. Зражевская, ВТ. Кабышев, Д.А. Керимов, С.Ф. Кечекьян, Е.И. Козлова, Е.И. Колюшин, С.А. Комаров, И.А. Кравец, Г.Н. Комкова, В.И. Крусс, О.Е. Кутафин, В.В. Лапаева, Д.И. Луковская, ВЛ. Любашиц, Н.С. Малеин, Г.В. Мальцев, Н.И. Матузов, М.В. Мархгейм, О.О. Миронов, Р.А. Мюллерсон, Л.А. Нудненко, В.А. Патюлин, С.В. Поленина, Г.Б. Романовский и др.

Проблемы правового статуса личности в имперский период российской истории рассмотрены на основе работ дореволюционных отечественных ученых А. Гордона, А. Загоровского, Д.И. Мейера, С.В. Пахмана, И.А. Покровского, В.И. Синайского, В.М. Сорокина, М.М. Сперанского, Г.Ф. Шершеневича

На освещение вопросов формирования правового статуса личности повлияли концепции известных зарубежных ученых - Ж. Ведель, Л. Жюллио де ла Морандьер, X. Кетц, Я. Шапп и др. Автор диссертационного исследования исходит из концепции естественного права, базируется на признании абсолютной и непреходящей ценности каждой человеческой личности вне зависимости от ее свойств и поведения.

Основой для определения ведущей концепции диссертационного исследования послужили труды философов, социологов и психологов И. Канта Л. Дюги, И.А. Ильина, Н.А. Бердяева, Д. Майерса, С.А. Сорокина, М.В. Фирсова Е.А. Цыбулевской, современных теоретиков права и государства, а также представителей науки конституционного права: С.С. Алексеева, Л.Д. Воеводина, В.Б. Исакова, Л.С. Мамута, Н.И. Матузова, А.В. Мицкевича B.C. Нерсесянца, В.Е.Чиркина, Н.Ю. Хаманевой, Ю.Л. Шульженко и др.

Отраслевые особенности правового статуса ребенка отражены в трудах представителей отечественной науки гражданского и семейного права XX века - М.В. Антокольской, Т.Е. Абовой, Ю.Ф. Беспалова, А.В. Баркова, С.Н. Братуся, Я.Р. Веберса, Е.М. Ворожейкина, В.И. Данилина, О.А. Дюжевой, Н.М. Ершовой, О.С. Иоффе, О.Ю. Ильиной, А.Е. Казанцевой, О.А. Красавчикова, Е.В. Кулагиной, Н.С. Малеиной, Р.П. Мананковой, Л.Б. Максимович, Э.М. Мурадьян, А.М. Нечаевой, И.Б. Новицкого, В.А. Ойгензихта, А.И. Пергамент, Л.М. Пчелинцевой, A.M. Рабец, С.И. Реутова, В.А. Рясенцева Л.В. Санниковой, Г.М. Свердлова, Е.А. Суханова,

11

Н.Н. Тарусиной, Ю.К. Толстого, P.O. Халфиной, О.А. Хазовой, З.И. Цыбуленко, С.Ю. Чашковой, Е.А. Чефрановой, Я.Н. Шевченко, К.Б. Ярошенко и др.

Нормативную и эмпирическую основы исследования составили Конституция Российской Федерации, международные договоры РФ, федеральные конституционные законы, федеральные законы, в том числе кодексы, конституции, уставы и законы субъектов РФ, подзаконные нормативные правовые акты федерального и регионального уровней, зарубежное законодательство и законодательство Российской империи, материалы судебной практики.

Научная новизна диссертации определяется тем, что данная работа является первым в российской науке комплексным исследованием правового статуса такого особого субъекта, как ребенок. Автор доказал, что в зависимости от сферы регулируемых отношений с участием детей необходимо использовать различные термины, в частности, в сфере семейных отношений - термин «ребенок» - в смысле юридической связи его с родителями (факт родства); в сфере гражданских отношений - термин «несовершеннолетний» - с учетом их деления на определенные группы по возрасту. Общим для обеих категорий, независимо от возраста и родства, является термин «дети».

Кроме того, новизна исследования определяется тем, что автор обосновал необходимость выделения категории правового статуса ребенка, специфика правового положения которого заключается в многоотраслевом характере его присутствия в законодательстве РФ. Это обусловливает реальную потребность в принципиально новом понимании правового статуса ребенка, который рассматривается как межотраслевой институт, отражающий межотраслевые связи с участием ребенка, возникающие в процессе реализации его прав и обязанностей.

Современное состояние науки семейного и гражданского права, тенденции развития современного законодательства РФ позволяют утверждать, что применительно к характеристике такого субъекта, как ребенок, недостаточно ограничиваться характеристикой его общей правосубъектности и исследованиями правового положении личности. В связи с этим в диссертации представлено обоснование теоретической и практической целесообразности выделения не только общего, но и специального, индивидуального правового статуса ребенка. Обусловлено это тем, что законодатель по-разному определяет правовые последствия сделок (иных действий)

12

имущественного и личного неимущественного характера в отношении ребенка с учетом его возраста.

Определение правового статуса ребенка и его обособление по отношению к иным субъектам права (совершеннолетние, эмансипированные) обусловлено разно-отраслевым характером прав и обязанностей ребенка, что до сих пор фактически не учитывалось в теории семейного и гражданского права. Нормы действующего законодательства РФ, посвященные детям и направленные на определение их правового статуса, являются отдельными, единичными. Такое состояние науки и практики не позволяет учитывать многоаспектный характер правового статуса ребенка, исключает комплексный подход к исследованию данной проблематики.

В работе предлагается не только новое теоретическое осмысление самого понятия правового статуса ребенка как межотраслевой категории, но и определение его элементов, образующих его содержание. Так, к числу важнейших элементов, составляющих содержание правового статуса ребенка, наряду с правами и обязанностями, относится гражданство. Гражданство рассматривается как конституционная основа формирования правового статуса ребенка (ребенок, имеющий российское гражданство; ребенок, имеющий два гражданства; ребенок, не имеющий гражданства РФ, - иностранный гражданин).

Автором представлен новый подход к определению содержания статусов ребенка не только по числу наполняемых элементов, но и по степени влияния каждого из них на формирование содержания статуса с учетом их функционального назначения. Так, среди элементов статуса ребенка можно выделить не только основные (права и обязанности), но и дополнительные, определяемые в зависимости от возраста, состояния здоровья, семейного положения ребенка и т.д. При этом основные права и обязанности составляют содержание общего статуса ребенка и характерны для всех категорий детей без исключения. Дополнительные права и обязанности формируются у ребенка с учетом названных критериев и возникают в рамках специального статуса (например, принадлежность к одной группе детей - усыновленные) или индивидуального статуса ребенка (ребенок-инвалид, ребенок, оставшийся без попечения родителей).

Автором разработана не существовавшая ранее в науке концепция выделения отраслевых (по отношению к общему, специальному, индивидуальному) статусов ребенка - наследственного, жилищного, процессуального, семейного. В содержании

13

отраслевых статусов наиболее точно проявляется специфика правового положения ребенка.

С использованием разработанных автором новых научных категорий в работе были исследованы те институты гражданского права, в которых наиболее наглядно проявляется взаимосвязь семейно-правовых фактов (родства, усыновления) с содержанием норм гражданско-правового характера (наследственные, жилищные). Кроме того, необходимое внимание уделено анализу норм, в которых проявляется специфика правового статуса отдельных участников правоотношений, таких как член семьи, бывший член семьи - в жилищном праве; наследники первой очереди, дети наследодателя - в наследственном праве и т.п.

Выделенные аспекты новизны диссертационного исследования раскрываются, в том числе, в основных положениях, выносимых на защиту:

1. Доказано, что правовой статус ребенка определяется нормами межотраслевого института; выделено три группы таковых норм, образующих содержание данного института и регулирующих, соответственно, три вида прав и обязанностей: общие - принадлежащие всем детям (право на жизнь, право на свободу и личную неприкосновенность); специальные - характерные для отдельных групп детей, в частности, детей-инвалидов, детей, оставшихся без попечения родителей, детей-сирот (право на первоочередное получение жилья); индивидуальные - характерные для конкретного ребенка, в частности, проявившего выдающиеся способности (право получить образование на льготных условиях). Взаимосвязь названных категорий определяется тем, что общие права и обязанности являются базисом для формирования частных - специальных и индивидуальных прав и обязанностей.

2. Обоснован вывод о том, что конституирующей основой прав и обязанностей ребенка, составляющих содержание его правового статуса, является гражданство. Объем прав и обязанностей ребенка зависит, во-первых, от наличия у ребенка гражданства РФ, иностранного государства или статуса лица без гражданства; во-вторых, от того, является ли гражданство РФ единственным гражданством ребенка или ребенок имеет второе гражданство.

3. Разработано и предложено ввести в научный оборот категорию «общий статус ребенка», под которой предлагается понимать совокупность основных прав и обязанностей, предоставленных ребенку как гражданину РФ (например, право на

14

жизнь, право на свободу и личную неприкосновенность). Общий статус ребенка рассматривается как межотраслевая категория. Доказано, что в содержание общего статуса ребенка не могут включаться такие элементы, как нормы права, правовые гарантии, законные интересы. Нормы права меняются в зависимости от статуса ребенка (ребенок-инвалид, ребенок-сирота); правовые гарантии являются объективными условиями, обеспечивающими статус ребенка; законные интересы являются универсальной категорией, необходимой для реализации норм в отношении детей.

4. Разработано и предложено ввести в научный оборот категорию «специальный статус ребенка», под которой предлагается понимать совокупность установленных законом прав и обязанностей, принадлежащих ребенку, относящемуся к определенной группе детей, в силу чего специальный статус отличается динамикой. Так, дети-инвалиды имеют право на оказание высокотехнологичной медицинской помощи, дети-сироты - право на получение жилья в первоочередном порядке, усыновленные дети - право на получение дополнительных льгот и гарантий. Специальный статус ребенка следует рассматривать как основной для отраслевых правовых статусов ребенка (жилищного, наследственного), семейного и процессуального.

5. Разработано и предложено ввести в научный оборот категорию «индивидуальный статус ребенка», под которой предлагается понимать совокупность прав и обязанностей личного характера, принадлежащих конкретному ребенку и направленных на его персонификацию. Данный статус отражает персональные, личные, индивидуальные особенности ребенка - имя, возраст, наличие или отсутствие семьи, состояние здоровья, физические и умственные возможности, способности ребенка Доказано, что содержание индивидуального статуса составляют права ребенка, которые могут находиться в статичном (например, право на труд) и в динамичном (например, право на образование) состоянии. Отдельные индивидуальные особенности ребенка (например, уровень образования) могут рассматриваться как межстатусные и использоваться при характеристике как специального, так и индивидуального статусов ребенка.

6. Доказано, что категория «правовой статус ребенка» является комплексной правовой категорией. Комплексность выражается в возможности ребенка быть субъектом различных правоотношений: гражданско-правовых, семейно-правовых,

15

процессуальных. Специфика правового положения ребенка в отношениях определенного вида обусловлена отраслевой принадлежностью этих прав. В нормах материального права выделены наследственный, жилищный, семейный статус ребенка; в нормах процессуального права - гражданско-процессуальный статус ребенка. Такой подход позволяет устранить коллизии между материальными процессуальными нормами, регулирующими отношения с участием детей и оказывающими влияние на определение их правового статуса.

7. Разработана классификация отраслевых статусов ребенка - выделены наследственный, жилищный, семейный, процессуальный статусы; выявлены особенности каждого из них. Доказана обусловленность конкретного статуса отраслевой природой норм, определяющих соответствующие права и обязанности, и юридическими фактами, являющимися основаниями возникновения, изменения или прекращения отношений в рамках данного статуса. Установлено, что статус ребенка зависит от возраста ребенка, семейного и социального положения его родителей, а также от того, воспитывается ли ребенок в семье (в том числе приемной), или находится на попечении государства. Доказана взаимосвязь гражданско-правовых отношений с участием детей (наследственных, жилищных) с семейно-правовыми отношениями (родства, усыновления). Так, в частности, содержание наследственного статуса обусловлено очередностью наследования по закону, правом ребенка на обязательную долю в наследстве; содержание жилищного статуса - положением ребенка как члена семьи нанимателя или собственника жилого помещения.

8. Дано определение жилищного статуса ребенка как совокупности прав и обязанностей, предусмотренных нормами жилищного законодательства РФ, направленных на обеспечение и реализацию права ребенка на жилье. Сделан вывод о необходимости определения в законе правового статуса детей, относящихся к членам семьи нанимателя или собственника жилого помещения. В соответствии с принципом приоритетной защиты жилищных прав и интересов детей доказан вывод о гарантированности ребенку определенных прав, в частности, права пользования жилым помещением собственника, являющимся родителем ребенка, независимо от факта прекращения семейных отношений между родителями ребенка и других условий. Доказано, что правовой статус ребенка, являющегося членом семьи нанимателя или собственника, не может быть равным аналогичному статусу других

16

членов семьи (супруг, родители, иные родственники). Так, в случаях прекращения семейных отношений, перечисленные лица становятся бывшими членами семьи, в то время как ребенок членом семьи своего родителя остается, поэтому по отношению к нему не может применяться указанный статус ни при каких условиях.

9. Дано определение наследственного статуса ребенка как совокупности прав и обязанностей имущественного характера, направленных на приобретение ребенком имущества в порядке наследования с учетом его семейного положения, возраста, трудоспособности и иных критериев, оказывающих влияние на механизм реализации норм наследственного права. Доказана взаимосвязь норм наследственного права и семейно-правовых норм применительно к ребенку. В содержании норм наследственного права, относящихся к детям, определяющее значение имеют семейно-правовые юридические факты (например, родство, усыновление), а также связь ребенка, являющегося наследником, с родителями, иными законными представителями, действия которых направлены на приобретение ребенком наследства.

10. Дано определение процессуального правового статуса ребенка как совокупности процессуальных прав и обязанностей, направленных на защиту нарушенных прав и интересов ребенка. В результате проведенного исследования выявлена несогласованность между нормами материального права (ст. 57, 132 СК РФ) и процессуальными нормами (ч. 1,4 ст. 37,273 ГПК РФ, и др.). Доказано, что обязательно личное участие в судебном заседании в гражданском процессе ребенка, достигшего возраста 10 лет, в случае необходимости учета его мнения или получения его согласия на изменение его правового положения (например, при усыновлении). В связи с этим предлагается внести соответствующее дополнение в ст. 273 ГПК РФ о том, что в случаях, предусмотренных ст. 57 СК РФ и 132 СК РФ, участие ребенка в судебном процессе является обязательным.

11. Дано определение семейного статуса ребенка, специфика которого во многом обусловлена возникновением наиболее важных для ребенка правовых последствий по достижении им 10-летнего возраста. Содержание семейного статуса составляют две категории прав. Во-первых, это личные неимущественные права ребенка, в частности, право жить и воспитываться в семье; право на общение с родителями и другими родственниками; право выражать свое мнение. Во-вторых, это имущественные права, в частности, право на получение содержания от своих роди-

17

телей и других членов семьи; право собственности на полученные ребенком доходы; права на имущество, приобретенное на средства ребенка. При этом упоминание об обязанностях как необходимом элементе статуса в гл. 11, 12 СК РФ отсутствует. Автор пришел к выводу, в соответствии с которым содержание правового статуса детей в СК РФ определено неоднозначно. Доказано, что правовой статус ребенка, в частности, статус несовершеннолетних родителей, является специальным по отношению к статусу иных участников семейных правоотношений. Мнение ребенка и его интерес выступают в качестве определяющих условий, необходимых для реализации семейно-правовых норм (ч. 3, 4 ст. 58, ч. 1 ст. 59, ст. 60 СК РФ и др.), составляющих содержание его семейно-правового статуса.

12. Выявлены сущность и соотношение таких правовых категорий, как «ребенок», «несовершеннолетние» и «дети»; доказана нецелесообразность их применения в семейном и гражданском праве как синонимы, без учета зависимости этих категорий от характера отношений с участием детей, возраста детей, специфики юридических фактов. Доказано, что использование в семейном праве категории «ребенок» обусловлено первостепенным значением родства как основания возникновения семейных отношений и необходимостью осуществления приоритетной защиты прав и интересов детей как лиц, не достигших возраста совершеннолетия, которая в соответствии с законом возложена как на родителей, так и на иных лиц (усыновителей, опекунов, попечителей). В отличие от этого в гражданском праве использован дифференцированный подход, основанный на учете возраста детей, поэтому более точными являются термины: малолетние, несовершеннолетние, эмансипированные. Общим термином для обеих отраслей права, независимо от возраста и родства, является правовая категория «дети».

13. Доказаны необходимость и целесообразность систематизации разноотраслевых норм, регулирующих отношения с участием детей, посредством разработки единого Федерального Закона, регламентирующего правовое положение детей. Названным Законом предлагается создать правовую регламентацию семьи, членов семьи, статуса ребенка. Кроме того, в данном Законе целесообразно сформулировать принципы и задачи законодательства, посвященного детям, определить содержание общего, специального, индивидуального статусов ребенка, предусмотреть общие положения об обязанностях ребенка, а также нормы, касающиеся условий

исполнения обязанностей законными представителями ребенка.

18

Реализация этих и некоторых других наиболее важных положений диссертации невозможна без внесения изменений в ряд законодательных актов. В ходе диссертационного исследования сформулирован ряд предложений, направленных на совершенствование действующего законодательства. В частности, автор разработал формулировки норм, которыми целесообразно изменить или дополнить нормы статьи 31 ЖК РФ; статей 57, 58, 59, 60, 62, 64 СК РФ; статей 1112, 1129, 1149, 1153, 1157 ГК РФ.

Теоретическая и практическая значимость исследования.

В представленной диссертации сформулированы и доказаны выводы, имеющие как теоретическое, так и практическое значение. Так, для целей развития правовой мысли важным представляется выявление специфики правового положения (статуса) ребенка как субъекта гражданского, семейного права, проведение классификации статусов ребенка, исследование особенностей его участия как субъекта права в межотраслевых связях в процессе реализации норм отраслевого характера (гражданских, жилищных, наследственных, семейных).

Теоретические выводы автора могут быть использованы при написании научных работ, в том числе диссертационных исследований, развивающих рассмотренную автором проблематику.

Практическая значимость результатов диссертации определяется возможностью их использования при разработке законопроектов федерального и регионального уровней; а также предложений по толкованию имеющихся норм в целях совершенствования практики применения норм, регламентирующих статус ребенка.

Материалы диссертации могут быть использованы в учебном процессе при освоении курсов гражданского и семейного права, в том числе в общем концептуальном обновлении содержания преподавания данных учебных дисциплин. Целесообразно учитывать результаты настоящего исследования при преподавании специальных учебных курсов, в частности, «Особенности правового положения детей»; «Правовой статус несовершеннолетних»; «Реализация прав ребенка в РФ и иных правовых системах», «Ребенок как субъект наследственных отношений».

Апробация и внедрение результатов исследования.

Диссертационная работа выполнена, обсуждена и одобрена в секторе гражданского права, гражданского и арбитражного процесса Института государства и права

РАН.

19

Результаты исследования, выводы и предложения докладывались на теоретических, научно-практических конференциях, круглых столах, семинарах, симпозиумах, форумах различного уровня (в том числе международных). В частности, диссертант принимал участие в следующих конференциях: «Дети против табака», прошедшей 4-8 ноября 2013 года в Стамбуле (Турция); «Федеральное законодательство по борьбе с потреблением табака в Уральском федеральном округе», прошедшей 30-31 октября 2013 года в Тюмени; «Гармонизация мероприятий по реализации требований антитабачного законодательства на территории Северо-Западного Федерального округа», прошедшей 17 октября 2013 года в Санкт-Петербурге; «Осуществление гражданского судопроизводства судами общей юрисдикции и арбитражными (хозяйственными) судами в России и других странах СНГ», прошедшей 22-23 ноября 2012 года в Москве; «Право ребенка на охрану здоровья от последствий табакокурения», прошедшей в 2012 году в Вашингтоне; «Защита детей в России и Европе», прошедшей в 2006 году в Финляндии; «Система услуг по защите детей в РФ», прошедшей в 2005 году в Петрозаводске; «Конвенции ООН - 15 лет», прошедшей в 2005 году в Санкт-Петербурге. Автор участвовал в работе специализированных форумов, в частности, «Институализация детей», проведенном в Москве Министерством образования и науки в 2006 году; «Исполнение федерального и регионального законодательства в отношении несовершеннолетних», проведенном в 2005 году в Салехарде; «Правовой статус ребенка», проведенном в Москве Советом Федерации РФ в 2006 году; «Реформирование органов опеки и попечительства», проведенном в Москве Министерством образования и науки в 2007 году.

Основные теоретические положения и выводы, научно-практические и законодательные предложения нашли отражение в научных публикациях автора, включая четыре монографии, научные статьи, из которых 22 опубликованы в журналах, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ, а также в сборниках материалов выступлений на международных и всероссийских конференциях.

Апробация результатов диссертационного исследования осуществлена, помимо сказанного, в процессе подготовки текстов некоторых законопроектов. Это такие акты, как проект федерального закона «О защите здоровья населения от последствий потребления табака» (данный документ был принят, став, таким образом, Федеральным Законом «Об охране здоровья граждан от воздействия окружающего табачного дыма

20

и последствий потребления табака») для Министерства здравоохранения РФ; проект федерального закона «О внесении изменений и дополнений в СК РФ об опеке и попечительстве» для Министерства образования и науки РФ; концепция законопроекта «Об усилении контроля и надзора за осуществлением международного усыновления» для Министерства образования и науки РФ.

Результаты диссертации апробируются в процессе деятельности автора в качестве члена координационного Совета Министерства здравоохранения РФ. Также апробация реализуется в учебном процессе на юридическом факультете АПИ Института ГиП РАН; при чтении лекций для работников инспекций по делам несовершеннолетних, служащих органов местного самоуправления, работников органов опеки и попечительства г. Москвы; при подготовке и использовании учебной программы курса «Семейное право».

Структура диссертации состоит из введения, трех глав, содержащих 8 параграфов, приложения, списка нормативных актов и литературы.

II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность работы, раскрывается степень научной разработанности темы, определяются объект, предмет, цель и задачи исследования, теоретическая, методологическая, нормативная основа работы, излагаются основные положения, выносимые на защиту, характеризуются теоретическая и практическая значимость работы, ее апробация и внедрение результатов исследования.

Глава 1. Понятие, содержание и виды правового статуса ребенка состоит из трех параграфов.

В параграфе 1.1 Общие теоретические подходы к определению понятия правового положения (статуса) ребенка исследована юридическая природа правового статуса ребенка.

Дети относятся к особой категории субъектов права, обоснование специфики которых невозможно без выработки определения такого понятия, как правовой статус (правовое положение) ребенка Обусловлено это тем, что действующее гражданское, семейное и иное законодательство РФ не в состоянии не только определить юридическое содержание таких понятий, как «ребенок», «несовершеннолетние», «дети», но и в исчерпывающем виде установить их правовой статус.

21

Автор приходит к выводу о необходимости разграничения между собой указанных понятий, в зависимости от сущности отношений с участием детей, их возраста, специфики юридических фактов, являющихся основанием для возникновения, изменения или прекращения соответствующих отношений. В семейном праве целесообразно применять понятие «ребенок», поскольку первостепенное значение в таких отношениях имеет связь ребенка с родителями (родство) или связь с иными лицами на предусмотренных основаниях (опекуны, попечители, усыновители и т.д.). В сфере гражданского права более употребим термин «несовершеннолетние» с учетом деления их по возрасту на определенные группы (малолетние, несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет). Общим термином для обеих отраслей права, независимо от возраста и родства, является дети.

Вместе с тем, на основе анализа многочисленных точек зрения, представленных в литературе, в работе сделан вывод о невозможности отождествления понятия и содержания правового статуса, а также критикуются теории широкого и узконормативного понимания правового статуса применительно к статусу ребенка. Автор приходит к выводу, что узконормативное понимание правового статуса является наиболее предпочтительным для определения сущности только общего статуса ребенка, в содержании которого достаточно акцентировать внимание на его правах и обязанностях. Обусловлено это тем, что о правовом статусе личности, в том числе и ребенка, можно говорить в контексте тех правовых возможностей, которые гарантированы ему как гражданину нормами российского законодательства. Возможность обладания комплексом основных прав обусловлена не только нормативной составляющей (основные права, а также и обязанности гражданина предусмотрены Конституцией РФ), но и наличием у лица российского гражданства. Ребенок, родившийся на территории России, наделяется общей правосубъектностью, содержание которой составляют конкретные права и обязанности. Поскольку гражданство приобретается по рождению, то есть общим условием приобретения гражданства РФ является факт рождения на территории РФ, то в этом смысле можно утверждать, что наличие у лица гражданства РФ позволяет ему реализовать его конституционный статус.

В работе сделан вывод, что конституционной основой прав и обязанностей ребенка, составляющих содержание его правового статуса, является гражданство. Объем прав и обязанностей ребенка зависит от того, является ли ребенок гражданином РФ или иностранного государства или лицом без гражданства; является ли гражданство

22

РФ единственным гражданством ребенка или ребенок имеет два гражданства. Гражданство воплощает в своем содержании признаки как индивидуального, так и общего характера. Такой вывод основан на понимании, что общий правовой статус ребенка объединяет в своем содержании одинаковые для всех категорий детей права и обязанности, обусловленные наличием у них российского гражданства, поэтому указанный статус определяется как межотраслевая категория, применяемая в различных отраслях права. Несмотря на то что общий правовой статус детей является единым, тем не менее, специфика правового положения отдельно взятого ребенка должна быть отражена и в содержании его общего статуса Особенность правового статуса ребенка проявляется в том, что с одной стороны, он является статичной категорией, которая фиксирует правовое положение ребенка, а с другой стороны, динамичной, изменяющейся под влиянием ряда факторов, а именно, изменение возраста ребенка состояния его здоровья, семейного положения и т.п.

В связи с этим в работе обосновывается вывод о том, что правовой статус ребенка является комплексным, межотраслевым институтом, содержание которого образуют нормы, определяющие три категории прав и обязанностей (общие, специальные, индивидуальные).

Параграф 1.2 Особенности содержания правового статуса несовершеннолетних. Правовой статус ребенка отличается динамикой, которая обеспечивается системой юридических фактов, среди которых можно выделить факты прямого действия и статусные юридические факты. В работе сделан вывод, что содержание правового статуса ребенка составляют три категории прав и обязанностей: общие - принадлежащие всем детям (право на жизнь, право на свободу и личную неприкосновенность /ст. 20, 22/, обязанность защиты Отечества, обязанность сохранять природу и окружающую среду /ст. 58, 59 Конституции РФ/ и др.), специальные - характерные для отдельных групп детей (дети-инвалиды, дети, оставшиеся без попечения родителей, дети-сироты), индивидуальные - характерные для конкретного ребенка например, особенности получения образования ребенка, проявившего выдающиеся способности). Названные категории прав (общие, специальные, индивидуальные) взаимосвязаны, первые являются базисом для формирования специальных и индивиду-

23

альных прав и обязанностей, их можно рассматривать как соотношение общего и частного.

В работе сделан вывод, что содержание общего правового статуса ребенка составляют права и обязанности конституционного характера (например, право на жизнь, право на свободу и личную неприкосновенность), предоставленных ребенку как гражданину РФ, находят свое выражение и в Конвенции ООН о правах ребенка (неотъемлемое право на жизнь, /п. 1 ст. 6/; государства-участники принимают меры для борьбы с незаконным перемещением детей /п. 1 ст. 11/; ни один ребенок не может быть объектом произвольного или незаконного вмешательства в осуществление его права на личную жизнь /п. 1 ст. 16/, и др.).

В работе сделан вывод о необходимости разграничения стадии обладания и правоспособности, теоретическом и практическом значении такого разграничения.

При условии узконормативного подхода к определению общего статуса ребенка, где права и обязанности рассматриваются как элемент правоспособности, фактически узконормативный подход приводит к тому, что правоспособность «поглощается» правовым статусом. В таком случае, по существу, содержание общего правового статуса ребенка составляет его правоспособность. Если же рассматривать права и обязанности, составляющие содержание правоспособности, как разновидность субъективных прав ребенка, то следует признать, что объем конкретных субъективных прав и обязанностей у ребенка постоянно изменяется, трансформируется, является различным по своему объему у каждого ребенка в зависимости от его правового статуса

Автор признает, что правоспособность является объективной предпосылкой обладания ребенком общим правовым статусом, без существования которой формирование статуса ребенка не представляется возможным. В работе доказано, что процесс реализации субъективных прав и обязанностей свидетельствует о динамике правового статуса, что обусловлено, в том числе, влиянием возрастного критерия (в зависимости от принадлежности ребенка к определенной возрастной группе), что проявляется в особенностях его правового положения, в том числе по отношению к другим детям. С одной стороны, возраст можно рассматривать как единый, обобщающий критерий, который указывает на принадлежность лица к определенной разновидности субъектов права, а именно детей. С другой стороны, в зависимости от возраста ребенка, от того, к какой группе он относится (малолетние, несовершеннолет-

24

ние, эмансипированные), возраст можно рассматривать как индивидуальный, персональный критерий ребенка. Специфика правового положения несовершеннолетних, по сравнению с другими субъектами права состоит в том, что определяющим критерием при их характеристике является возраст, который является универсальным признаком в смысле того, что отражает их особенности по достижении ими как минимум совершеннолетия.

Вместе с тем возраст имеет различное юридическое значение не только в случае характеристики детей как участников правоотношений, но и в зависимости от правовой природы отношений, в которых участвуют несовершеннолетние. В таком случае возраст как категория не отличается постоянством, в зависимости от сферы регулируемых отношений с участием детей, с учетом их отраслевой принадлежности, с достижением самого разного возраста законодатель связывает наступление разных правовых последствий как имущественного (ст. 26, 28, 1073, 1074 и др. ГК РФ), так и личного неимущественного характера (ст. 13, 57, 59 и др. СК РФ).

В работе сделан вывод, что дееспособность не может быть элементом правового статуса ребенка, поскольку условия возникновения дееспособности у лица строго определены законом. Правоспособность является статичной категорией в содержании общего правового статуса ребенка, обеспечивает его внутреннюю «наполняемость», дееспособность, напротив, свидетельствует о динамике статуса, изменении прав и обязанностей ребенка, их «подвижности» в результате совершения им определенных действий (заключение брака, участие в сделках, обязательствах и др.).

В содержание правоспособности ребенка входят семейные права, реализация которых оказывает влияние на семейную дееспособность ребенка и определяет ее специфику. Особенность семейной дееспособности проявляется в том, что для участия в семейных правоотношениях не всегда требуется наличие полной дееспособности у ребенка (право вступить в брак по достижении 16 лет /ст. 13 СК РФ/ или право ребенка выразить свое мнение по достижении 10 лет /ст. 57 СК РФ). Дееспособность в гражданских отношениях проявляет себя как общая категория, а при реализации ребенком прав и обязанностей отраслевого вида, в частности, семейных, дееспособность является специальной, так как предопределяет особенности правового положения ребенка в указанных отношениях. Такая особенность дееспособности наиболее точно проявляется в содержании специального и индивидуального

25

статусов ребенка, в то время как в рамках общего правового статуса традиционное понимание дееспособности не меняется.

Что касается таких элементов правового статуса, как нормы права, гарантии, законные интересы, они не имеют самостоятельного значения для содержания правового статуса ребенка. Нормы права формируют его содержание в зависимости от статуса ребенка (ребенок-инвалид, ребенок-сирота); правовые гарантии являются объективными условиями, обеспечивающими статус ребенка; законные интересы являются универсальной категорией, необходимой для реализации норм в отношении детей. Поскольку правовой статус ребенка отличается динамикой, перечисленные элементы в большей степени отличаются статикой, поэтому они не могут составлять содержание его статуса

Параграф 1.3 Основные виды правового статуса ребенка: понятие, содержание, критерии их классификации. Не отвергая общих теоретических положений о правовом статусе, применяемых для характеристики гражданина, а также общепринятую классификацию видов правового статуса на общий, специальный, индивидуальный (представленной в литературе такими авторами, как Н.В. Витрук, Н.Е. Борисова, А.М. Рабец и др.), в работе доказана необходимость определения отдельных видов правового статуса, их классификации применительно к такому особому субъекту, как ребенок. Выявление специфики, отличий каждого из указанных статусов позволит определить особенности правового положения ребенка, обладающего тем или иным статусом, что обусловлено системой действующего законодательства, наличием специальных норм, направленных на регулирование гражданских и семейных отношений с участием детей.

Под общим статусом понимается совокупность основных прав и обязанностей конституционного характера (например, право на жизнь, право на свободу и личную неприкосновенность), предоставленных ребенку как гражданину РФ. Общий статус ребенка рассматривается как межотраслевая категория. Общий правовой статус ребенка является в определенной степени необходимым «фундаментом», базисом, на основании которого формируются специальный, индивидуальный статус ребенка, соотношение между которыми можно рассматривать как соотношение общего и частного.

Под специальным правовым статусом ребенка понимается совокупность установленных законом прав и обязанностей, принадлежащих ребенку, относящемуся к

26

определенной группе детей. Специальный статус отличается динамикой, обусловленной принадлежностью ребенка к определенной социальной группе. В отличие от прав и обязанностей, составляющих содержание общего правового статуса ребенка, специальные права и обязанности ребенка рассредоточены в нормах разных отраслей законодательства РФ. Обусловлено это тем, что отношения с участием детей отличаются не только видовой спецификой, но и различной отраслевой принадлежностью, например, семейные, гражданско-правовые, гражданско-процессуальные и др.

Особенность специального статуса ребенка состоит в том, что он позволяет конкретизировать его правовое положение по отношению к другим категориям детей, выявить их специальные права и обязанности, характерные именно для данной категории (группы) детей, например, усыновленные. Динамику специального статуса ребенка подтверждает и то обстоятельство, что ребенок может в одно и то же время обладать разными статусами, наряду со специальным (например, ребенок может обладать статусом усыновленного и статусом инвалида и быть ребенком-сиротой). Специальный правовой статус определен как «переходный» от общего статуса к индивидуальному. Именно принадлежность ребенка к определенной группе позволяет «трансформировать» его общий статус в индивидуальный, путем реализации прав и обязанностей, характерных для детей, принадлежащих к той или иной группе (усыновленные, находящиеся под опекой, попечительством и т.п.), составляющих содержание их специального статуса

Под индивидуальным статусом понимается совокупность прав и обязанностей личного характера принадлежащих конкретному ребенку и направленных на его персонификацию. К числу особенностей индивидуального статуса ребенка относятся персональные, личные, индивидуальные характеристики ребенка - имя, возраст, наличие или отсутствие семьи, состояние здоровья, физические и умственные возможности, способности ребенка, а также учитывается наличие семьи у ребенка (воспитывается он в благополучной семье или находится на попечении государства). Автор приходит к выводу, что содержание индивидуального правового статуса составляют права ребенка, которые могут находиться в статичном состоянии (например, право на труд) и в динамике (например, право на образование). Доказано, что такой критерий, как уровень образования ребенка может рассматриваться как «межстатусный», используемый для характеристики разных статусов ребенка как специального (например, дети, имеющие основное общее образование, среднее профессиональное,

27

высшее образование), так и индивидуального (право на образование конкретного ребенка).

Системный анализ действующего законодательства РФ, посвященного детям, позволяет обобщить критерии, которые наиболее четко разграничивают между собой указанные виды правовых статусов ребенка. К числу таких критериев относятся: 1) правовая природа норм, составляющих содержание статуса ребенка, их отраслевая принадлежность, 2) юридические факты, являющиеся основаниями для возникновения, изменения или прекращения отношений в рамках данного статуса, 3) возраст ребенка, 4) способности ребенка; 5) наличие или отсутствие семьи у ребенка; 5) состояние его здоровья.

Глава II. Особенности правового статуса ребенка в правоотношениях межотраслевого характера состоит из трех параграфов.

Параграф 2.1. Участие ребенка в жилищных отношениях, специфика реализации его права на жилье.

Право ребенка на жилье является наиболее значимым правом по своему социальному назначению и относится к числу прав конституционного характера. Исследование специального, индивидуального правовых статусов ребенка позволит наиболее четко выявить процесс их взаимодействия как между собой, так и по отношению к общему статусу ребенка. В самом общем виде такое взаимодействие проявляется в том, что в нормах отраслевого характера наиболее точно проявляется специфика правового положения ребенка, обусловленная определенной «трансформацией» норм общего характера в содержании специальных. Иными словами, если общий правовой статус ребенка воплощается в содержании норм общего характера, то реализация отдельных видов правового статуса ребенка осуществляется в рамках отдельных видов правоотношений (жилищных, отношений собственности, наследственных и др.).

Автор приходит к выводу, что правовой статус ребенка в жилищных правоотношениях может быть различным в зависимости от основания возникновения у него соответствующего права. Дети обладают постоянным, «фиксированным» статусом члена семьи собственника жилого помещения, поскольку их статус определен законом по отношению к иным лицам, статус которых можно считать «приобретенным». Смена собственника жилого помещения оказывает

влияние и на права ребенка, проживающего в таком помещении. Такие послед-

28

ствия предусмотрены не только нормами жилищного законодательства, но и нормами ПС РФ, в частности, ч. 4 ст. 292 ГК РФ, где определены правовые последствия отчуждения жилого помещения. В связи с тем, что п. 4 ст. 292 ГК РФ признан не соответствующим Конституции РФ, ее статьям 38 (ч. 2), 40 (ч. 1), 46 (ч. 1) и 55 (ч. 2, 3), поскольку не позволяет обеспечить эффективную защиту на практике тех несовершеннолетних, которые формально не относятся к находящимся под опекой или попечительством или к оставшимся (по данным органа опеки и попечительства на момент совершения сделки) без родительского попечения (Постановление Конституционного Суда РФ от 8 июня 2010 г. № 13-П), автором предлагается изменить диспозитивный характер нормы (ч. 4 ст. 292 ГК РФ) на императивный. Такое уточнение позволит обеспечить более высокую степень защиты жилищных прав несовершеннолетних, в частности, в случае отчуждения жилого помещения его собственником, и избежать неоднозначных толкований данной нормы на практике.

В работе утверждается, что общее положение ЖК РФ, предусматривающее порядок признания членов семьи собственника жилого помещения «бывшими членами» его семьи, «не работает» в отношении несовершеннолетних. Дети собственника жилого помещения не могут обладать статусом «бывший член семьи» ни при каких условиях, независимо от факта прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения и независимо от отсутствия соглашения между собственником и членом семьи. В целях надлежащего применения указанной нормы на практике, в ППВС РФ от 2 июля 2009 г. № 14 сказано, что «в силу положений Семейного кодекса Российской Федерации об ответственности родителей за воспитание и развитие своих детей, их обязанности заботиться об их здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии расторжение брака родителей, признание его недействительным или раздельное проживание родителей не влияют на права ребенка (пункт 1 статьи 55, пункт 1 статьи 63 СК РФ), в том числе на жилищные права. Поэтому прекращение семейных отношений между родителями несовершеннолетнего ребенка, проживающего в жилом помещении, находящемся в собственности одного из родителей, не влечет за собой утрату ребенком права пользования жилым помещением в контексте правил части 4 статьи 31 ЖК РФ (п. 14)».

29

В целях достижения наиболее эффективного применения соответствующей нормы на практике автором предлагается новая редакция ч. 1, 4 ст. 31 ЖК РФ в части указания на жилищный статус ребенка. В соответствии с принципом приоритетной защиты жилищных прав и интересов детей сделан вывод о гарантированности ребенку права на жилье, поэтому статус «бывший член семьи» собственника жилого помещения не применяется в отношении его детей, независимо от условий, указанных в п. 1, 4 ст. 31 ЖК РФ. Автор отстаивает точку зрения, что правовой статус ребенка, являющегося членом семьи собственника, не может быть равным в контексте положений ст. 31 ЖК РФ, аналогичному статусу других членов семьи собственника, таких, как супруг собственника, родители и иные родственники супруга собственника. В этой связи предлагается внести в п. 1 ст. 31 ЖК РФ положение о том, что на детей, являющихся членами семьи собственника, не распространяются правовые последствия, предусмотренные ст. 31 ЖК РФ в отношении бывших членов семьи собственника жилого помещения.

Таким образом, при определении категории «член семьи» в жилищных правоотношениях законодатель исходит из семейно-правовой связи субъектов, в основе которой лежит не только родство, но и факт регистрации брака (в некоторых случаях необходим состав юридических фактов), в то время как при определении данной категории в семейном праве учитываются не только названные, но и иные юридические факты, например, принятие ребенка на фактическое воспитание, усыновление (удочерение).

В работе предлагается определение понятия «жилищный статус ребенка», который представляет собой совокупность прав и обязанностей, предусмотренных нормами жилищного законодательства РФ, направленных на обеспечение и реализацию права ребенка на жилье.

Параграф 2.2 Особенности правового положения ребенка в наследственных правоотношениях: процедура и порядок наследования имущества несовершеннолетним.

Ребенок вправе наследовать имущество, как по закону, так и по завещанию (гл. 62, 63 ГК РФ). Право ребенка наследовать имущество является элементом его правоспособности (ст. 18 ГК РФ). Системный анализ законодательства позволяет утверждать, что возможность принятия ребенком наследства не обусловлена какими-либо формальными ограничениями, однако приобрести статус наследника, а также принять

30

наследство он может только при помощи законных представителей. Специфика правового положения несовершеннолетнего в наследственных отношениях проявляется в том, что он может быть наследником определенного имущества, что соответствует содержанию его правоспособности (ст. 18 ГК РФ), ребенок может принять наследственное имущество, но не может отказаться от него. Однако и в том и другом случае его интересы в наследственных правоотношениях представляют его законные представители. В содержании норм наследственного права, относящихся к детям, определяющее значение имеют семейно-правовые юридические факты (например, родство, усыновление), а также связь ребенка, являющегося наследником, с родителями, иными законными представителями. Так, например, п. 4 ст. 1157 ГК РФ в первую очередь направлен на охрану прав детей-сирот или детей, оставшихся без попечения родителей. В отношении этих детей необходимость получения разрешения органов опеки и попечительства на отказ от наследства служит дополнительной гарантией, направленной на обеспечение их имущественных прав и интересов. В случае если интересы ребенка в наследственных правоотношениях не могут быть представлены его законными представителями, эти функции берет на себя государство в лице специальных органов, к которым относятся органы опеки и попечительства (п. 8, 11 ст. 8 ФЗ РФ «Об опеке и попечительстве»). Однако автором предлагается изложить ч. 4 ст. 1157 в новой редакции: отказ от наследства, если наследником является несовершеннолетний, недееспособный или ограниченно дееспособный гражданин, допускается с предварительного разрешения органа опеки и попечительства, а также родителей, усыновителей, опекунов и попечителей, в случае отказа от наследства названными наследниками. Указание на родителей, усыновителей, опекунов и попечителей будет способствовать защите имущественных интересов несовершеннолетних наследников.

Отдельного внимания заслуживает определение специфики правового статуса ребенка в случае наследования им жилого помещения. В случае если наследником является ребенок, то в результате принятия наследства он становится не только собственником определенного имущества, но и должником по обязательствам наследодателя в тех случаях, когда имущество обременено правами третьих лиц (например, находится в залоге). В такой ситуации правовой статус ребенка неоднозначен. С одной стороны, ребенок становится собственником определенного имущества и его право подлежит абсолютной защите, а с другой стороны, - должником по определенным обязательствам. Автором предлагается предусмотреть в законе понятие «приобрете-

31

ние статуса в чрезвычайных обстоятельствах или чрезвычайной ситуации» по аналогии со ст. 1129 ГК РФ «завещание в чрезвычайных обстоятельствах», что позволит защитить интересы несовершеннолетнего наследника, находящегося в трудной жизненной ситуации и не обладающего соответствующим правовым статусом. В работе доказано, что необходимо различать статус единственного наследника и наследника, призванного к наследованию наряду с другими наследниками, т.е. когда ребенок является одним из числа равноправных наследников. В первом случае правовой статус ребенка является самостоятельным, не зависит от воли иных лиц, а во втором - «факультативным», зависимым от воли иных наследников, призванных к наследованию. В первом случае ребенку, вступающему в наследство, достаточно трудно самостоятельно защитить свои права, а во втором случае его интересы могут быть защищены законными представителями. Согласно ч. 1 ст. 1153 ГК РФ принятие наследства возможно не только через представителя, но и посредством действий, осуществляемых без законного представителя. Исходя из смысла ч. 1 ст. 1153 ГК РФ, можно предположить, что интересы несовершеннолетнего наследника при принятии наследства могут представлять иные лица на основании доверенности, при условии, что в доверенности специально предусмотрено полномочие на принятие наследства. Несмотря на то, что с данной норме законодатель специально не оговаривает полномочия несовершеннолетнего наследника, можно утверждать, что содержание ч. 1 ст. 1153 ГК РФ распространяется исключительно на совершеннолетних наследников. Однако в законе имеется прямое указание, направленное на определенное ограничение свободы завещания правилами об обязательной доле в наследстве (ч. 1 ст. 1119 ГК РФ). Получается, что правовое положение несовершеннолетнего наследника в данном случае, с одной стороны, поставлено в зависимость от воли наследодателя, выраженной в завещании, а с другой стороны, - защищено императивной нормой ст. 1149 ГК РФ, предусматривающей право на обязательную долю в наследстве.

Особенность норм наследственного права проявляется в том, что они по своей правовой природе являются гражданско-правовыми, при этом механизм их реализации обусловлен наличием у участников наследственных отношений семейно-правового статуса. К нормам, учитывающим наличие у ребенка определенного, специального правового статуса, относятся нормы, определяющие порядок наследования усыновленными и усыновителями (ст. 1147 ГК РФ). Специфика этих отношений заключается в том, что механизм их реализации обусловлен правовой природой того

32

юридического факта, который связывает наследодателя с наследниками. При этом законодателем учитываются не только особенности таких юридических фактов, как родство, брак, состояние несовершеннолетия, но определяющее значение имеет то обстоятельство, какие взаимоотношения сложились между субъектами наследственных отношений (ст. 1117 ГК РФ, определяющая круг недостойных наследников).

В работе предлагается определение наследственного статуса, который представляет собой совокупность прав и обязанностей имущественного характера, направленных на приобретение ребенком имущества в порядке наследования с учетом его семейного положения, возраста, трудоспособности и иных критериев, оказывающих влияние на механизм реализации норм о праве наследования ребенка.

Параграф 2.3 Статус ребенка в гражданском процессе.

В соответствии со ст. 46 Конституции РФ каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. Из смысла ст. 3 ГПК РФ следует, что законодатель не связывает возможность лица обратиться в суд с наличием у него каких-либо качеств, не предъявляет к нему определенных требований.

Своеобразие процессуального положения ребенка обусловлено не только его статусом, но и спецификой процессуальных правоотношений. Отличительная особенность указанных правоотношений проявляется в их постоянном движении (динамичности) и зависимости в своем развитии от системы юридических фактов. Ребенок может защищать свои права в суде с 14 лет, но, как правило, он обращается в суд не самостоятельно, а при помощи своих законных представителей. Такое положение закона свидетельствует о том, что гражданско-процессуальной правоспособностью обладают все лица без исключения, в то время как гражданско-процессуальная дееспособность, напротив, связана с разного рода ограничениями (возраст, состояние здоровья). Автором предлагается выделять отраслевые виды право- и дееспособности (или специальную по отношению к общей право- и дееспособность лица), что соответствует специфике гражданско-процессуальных отношений, а также правовому положению их участников, в том числе и детей.

33

Несовершеннолетние, достигшие возраста 14 лет, обладают ограниченной процессуальной дееспособностью, поскольку их интересы в суде представляют от их имени их законные представители (родители, попечители, усыновители). Особенность права ребенка на защиту проявляется в том, что оно гарантировано не только Конституцией РФ, гражданским процессуальным законодательством, нормами материального права, гл. 11 СК РФ. Ребенок имеет право на защиту своих прав и законных интересов, защита которых осуществляется родителями (лицами, их заменяющими), а в случаях, предусмотренных СК РФ, - органом опеки и попечительства, прокурором и судом (п. 1 ст. 56 СК РФ). Особенность правового положения ребенка в гражданском процессе обусловлена не только своеобразием самих процессуальных норм, посвященных детям, но и индивидуальными особенностями ребенка как участника процесса. Содержание ст. 37 ГПК РФ свидетельствует о том, что только правовой статус несовершеннолетних в возрасте до 14 лет сформулирован точно и четко (ч. 5 ст. 37), их статус не является самостоятельным в гражданском процессе, зависит от действий законных представителей ребенка. Автором предлагается в процессе реализации норм процессуального характера применять по аналогии отдельные нормы СК РФ (ст. 57). На практике такое решение способствовало бы единообразному применению норм разноотраслевого характера, определен единый минимальный возраст, по достижении которого допускается, например, допрос несовершеннолетнего. Автор работы указывает на несоответствие специальных процессуальных норм нормам СК РФ, определяющим право ребенка на самостоятельное обращение в суд по достижении 14 лет, которое состоит в том, что в одних случаях законодатель допускает такую возможность, в других - нет (ч. 3, 4 ст. 37 ГПК РФ).

В результате проведенного исследования выявлена несогласованность между нормами материального права (ст. 57, 132 СК РФ) и процессуальными нормами (ч. 1, 4 ст. 37, 273 ГПК РФ, и др.). Автор пришел к выводу об обязательном личном участии в судебном заседании ребенка, достигшего 10 лет, в случае необходимости учета его мнения или получения его согласия на изме-

34

нение его правового положения (например, при усыновлении), в связи с чем, предлагается внести соответствующее дополнение в ст. 273 ГПК РФ, что в случаях, предусмотренных ст. 57 СК РФ и 132 СК РФ, участие ребенка в судебном процессе является обязательным.

Механизм реализации норм процессуального характера зависит и обусловлен не только нормами материального права, но и правовым положением ребенка, обратившегося в суд за защитой своих прав. Основанием для подобного вывода является содержание норм федерального законодательства, посвященного защите прав и интересов детей. Примером может служить норма ФЗ РФ от 24 июля 1998 г. «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации», органы государственной власти Российской Федерации, органы государственной власти субъектов Российской Федерации, должностные лица указанных органов в соответствии со своей компетенцией содействуют ребенку в реализации и защите его прав и законных интересов с учетом возраста ребенка (выделено мной. - Н.Л.) и в пределах установленного законодательством Российской Федерации объема дееспособности ребенка посредством принятия соответствующих нормативных правовых актов, проведения методической, информационной и иной работы с ребенком по разъяснению его прав и обязанностей, порядка защиты прав, установленных законодательством Российской Федерации, а также посредством поощрения исполнения ребенком обязанностей, поддержки практики правоприменения в области защиты прав и законных интересов ребенка (ч. 1 ст. 7). Несмотря на то, что в ГПК РФ лишь отдельные главы посвящены несовершеннолетним (29, 31, 32), тем не менее, решение по любой из названных категорий дел особого производства изменяет правовое положение ребенка, влияет на содержание его правового статуса. Наличие специальных норм процессуального характера подтверждает вывод о специальной защите такого субъекта права как несовершеннолетние.

Поскольку интересы несовершеннолетнего в процессе в отдельных случаях представляют его законные представители, особенностью рассмотрения дел с участием несовершеннолетних является то, что не только сам ребенок об-

35

ладает определенным процессуальным статусом, но и его законные представители наделены комплексом прав процессуального характера. В этом проявляется принципиальная особенность рассмотрения дел с участием несовершеннолетних, отражается специфика их правового положения в гражданском процессе. В связи с этим автором предлагается определение понятия процессуального статуса ребенка, что будет способствовать более четкому выявлению его положения в гражданском процессе.

Глава III. Проблемы определения правового статуса детей в семейном праве.

Параграф 3.1 Нормативные предпосылки для формирования семейного статуса ребенка. Существующие проблемы теоретического характера, а именно отсутствие понятия семьи, четкого определения статуса членов семьи является дополнительным аргументом в обосновании необходимости определения понятия «правовой статус ребенка», целесообразности его «внедрения» в нормы российского законодательства, в том числе в нормы семейно-правового характера Обусловлено это тем, что в подавляющем большинстве нормы федеральных законов противоречат друг другу, не «стыкуются» между собой, в них использован разный понятийный аппарат. Вместе с тем, Конвенция ООН о правах ребенка призывает государств-участников принимать все необходимые меры для обеспечения защиты ребенка от всех форм дискриминации или наказания на основе статуса (выделено мной. - Н.Л.), деятельности, выражаемых взглядов или убеждений ребенка, родителей ребенка, законных опекунов или иных членов семьи (п. 2 ст. 2).

Системное толкование действующего СК РФ позволяет сделать вывод о том, что семейно-правовой статус ребенка является сложным по своей структуре, содержащим в себе элементы, относящиеся не только к общему, но и к специальному, индивидуальному статусу ребенка. Так, например, наличие разд. 7 в СК РФ, направленного на регулирование семейных отношений, осложненных иностранным элементом, является дополнительным аргументом в пользу указанного ранее вывода о том, что гражданство ребенка можно рассматривать как определенную конституционную основу для общего правового статуса ребенка.

Наличие в СК РФ отдельной главы (речь идет о гл. 11) указывает на особое отношение законодателя к детям, учитываемое при осуществлении правового регулирования семейных отношений с их участием. В нормах, составляющих содержание гл.

36

11 СК РФ, названы только права ребенка, при этом об обязанностях детей в законе не сказано ни слова. С позиции общеизвестных теоретических положений о том, что нет прав без обязанностей, а обязанностей без прав, структура гл. 11 СК РФ вызывает, по меньшей мере, недоумение. По своему содержанию гл. 11 СК РФ включает основополагающие, жизненно важные права, необходимые для полноценной жизни каждого ребенка, обеспечивает наиболее важные сферы его жизни (право жить и воспитываться в семье, право на общение с родственниками, право на фамилию, имя, отчество и др.). Эти права по своему виду являются семейно-правовыми, которые с учетом традиционной классификации могут быть имущественными или личными неимущественными. Вместе с тем, если в самом общем виде говорить о семейно-правовом статусе ребенка, о теоретической и практической целесообразности его выделения, то формально его содержание образует только один структурный элемент - это права ребенка, которые по своей природе являются неимущественными. Их правовая сущность является неоднозначной, сложной, разной по функциональному назначению норм и их отраслевой принадлежности. Даже те права, которые традиционно считаются семейными, в своей основе нередко отражают нормы международного характера (так, ст. 57 СК РФ предусматривает право ребенка выражать свое мнение, ст. 13 Конвенции о правах ребенка предусматривает аналогичное право).

Вместе с тем отдельные нормы семейного кодекса РФ содержат упоминание об обязанностях ребенка (гл. 12 СК РФ). Несмотря на то, что гл. 11 и 12 СК РФ взаимосвязаны между собой, тем не менее, применительно к правовому статусу ребенка содержание гл. 11 СК РФ, которая посвящена только правам несовершеннолетних детей, вызывает первостепенный интерес. Примечательно, что гл. 12 СК РФ, в отличие от гл. 11 СК РФ, в названии всех статей использует привычную структуру связи прав и обязанностей родителей между собой. Системное толкование содержания гл. 12 СК РФ позволяет прийти к выводу о наличии в ней исключения, предусмотренного ст. 62 СК РФ «права несовершеннолетних родителей», т.е. законодатель признает, что у несовершеннолетних родителей, так же как у детей, могут быть только права, которые образуют их правовой статус. Очевидно, что законодатель исходит из того, что у несовершеннолетнего родителя, так же как у детей (гл. 11 СК РФ) могут быть только права. Следуя логике законодателя, получается, что обязанности могут быть только у совершеннолетних участников семейных правоотношений по достижении ими определенного возраста или в случаях, указанных в законе (вступление в брак, до достиже-

37

ния 18 лет или в случае эмансипации). Особенность семейно - правового статуса ребенка заключается в том, что с более ранним возрастом ребенка (по сравнению с нормами ГК РФ) закон связывает наступление семейно-правовых последствий. В некоторых случаях мнение ребенка, достигшего 10 лет, является обязательным (ст.57 СК РФ), в других случаях законодатель подчеркивает, что обязанности у ребенка из контекста закона возникают с 18-летнего возраста (когда он, по сути, уже ребенком не является), за исключением случаев вступления его в брак или эмансипации.

Согласно ст. 57 СК РФ ребенок вправе выражать свое мнение при решении в семье любого вопроса, затрагивающего его интересы, а также быть заслушанным в ходе любого судебного или административного разбирательства. Автором предлагается изменить структуру ст. 57 СК РФ, выделив отдельные ее части, что позволит облегчить ее применение на практике и приведет к единому пониманию терминологии, содержащейся в норме. В ее содержании найдет свое выражение общий принцип «приоритетное обеспечение интересов детей», что, в свою очередь, позволит разграничить между собой разные факты (право выражать свое мнение, учет его мнения, согласие ребенка) и порождаемые ими юридические последствия.

Автор в работе приходит к выводу о том, что интересы ребенка в определенном смысле являются объективным и субъективным критерием одновременно. Объективный критерий проявляется в том, что любое решение, принимаемое в пользу ребенка, должно быть основано на всестороннем учете его интересов, соответствовать его интересам и не противоречить им.

Субъективный критерий проявляется в том, что каждое персональное решение, принятое в пользу ребенка (например, изменение его имени, фамилии, отчества, об определении его места жительства и т.д.), должно отвечать интересам конкретного ребенка. Интерес ребенка в данном случае можно рассматривать как определенное «положительное» условие, соблюдение которого позволяет принять верное, справедливое решение, отвечающее определенным потребностям ребенка. В случае, если решение суда не отвечает интересам ребенка, его можно рассматривать как «отрицательное» условие, не позволяющее принять обоснованное решение в пользу ребенка (например, когда усыновление ребенка не отвечает его интересам).

В этой связи понимание интереса ребенка в объективном смысле находит свое выражение в специальном статусе ребенка - принадлежность лица к определенной группе - дети (малолетние, несовершеннолетние); субъективный критерий интереса

38

ребенка воплощается в индивидуальном правовом статусе ребенка, «интерес» данного конкретного ребенка, в пользу которого принято соответствующее решение. Обусловлено это тем, что степень влияния категории «интереса» в отношениях с участием несовершеннолетнего значительна, поскольку такой критерий принятия судебного решения, «как отвечающее интересам ребенка», применяется только в отношении конкретного ребенка. Автор пришел к выводу, что мнение ребенка и его интерес выступают в качестве определяющих критериев, учитываемых в содержании норм семейно-правового характера.

Автор приходит к выводу, что содержание гл. 11 и 12 СК РФ является неоднозначным, содержание их норм позволяет утверждать, что правовой статус ребенка, в частности статус несовершеннолетних родителей, является специальным по отношению к иным участникам семейных правоотношений.

Параграф 3.2 Особенности семейно-правового статуса ребенка.

Необходимость выявления особенностей семейного статуса ребенка обусловлена общетеоретической предпосылкой о том, что права и обязанности ребенка обладают многоотраслевым, комплексным характером. Такая особенность прав и обязанностей ребенка позволяет утверждать, что дети обладают специальной правоспособностью по отношению к общей, характерной для иных субъектов права (совершеннолетние, эмансипированные). Особенностью специальной правоспособности является то, что по достижении определенного в законе возраста ребенок может как приобретать, так и утрачивать отдельные права и обязанности, составляющие содержание его специального правового статуса. По достижении указанного в законе возраста ребенок может вступить в брак, в результате которого возникает не только брачное правоотношение, но и меняется статус самого ребенка: он приобретает статус супруга или супруги, а в случае рождения у него ребенка - отцом или матерью. В работе доказано, что на формирование семейного статуса ребенка оказывает влияние ряд факторов: во-первых, принадлежность лица к определенной категории - «ребенок», что обусловливает наличие у них специальных прав и обязанностей; во-вторых, реализация этих прав осуществляется при наличии определенных юридических фактов; в-третьих, участники этих правоотношений обладают специальной правоспособностью.

В совокупности эти обстоятельства влияют на формирование статуса ребенка. Так, например, в рамках общей категории - дети можно выделить специальные статусы таких детей, как усыновленные, дети, находящиеся под опекой и попечительством,

39

дети, находящиеся на воспитании в детских учреждениях, дети-инвалиды, дети, воспитывающиеся в многодетных семьях. Основанием возникновения указанных статусов являются особые юридические факты, которые по своей направленности относятся к категории правоустанавливающих. На формирование правового статуса ребенка влияют не только личностные критерии (возраст, состояние здоровья), но и специфика юридических фактов предопределяет особенности его правового статуса. На основе анализа отдельных норм законодательства РФ, в частности ст. 54 Федерального закона от 21 ноября 2011 г. № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» сделан вывод о специфике отдельных прав ребенка, а именно в сфере охраны здоровья. В указанной норме учитываются разные критерии детей, оказывающие влияние на содержание их правовых статусов: общего (принадлежность каждому ребенку права на охрану его здоровья и право на получение достоверной информации о состоянии своего здоровья); специального (принадлежность к одной возрастной группе - дети); индивидуального (физиологические особенности и состояние здоровья отдельно взятого ребенка). В законе находят свое практическое применение такие критерии детей, как состояние их здоровья (критерий, указывающий на наличие у ребенка специального правового статуса) и дети, больные наркоманией (критерий, указывающий на наличие индивидуального правового статуса ребенка). Понимание специального статуса как основы для отраслевого правового статуса выражается не только в специфике прав и обязанностей, носителем которых является ребенок, но и в выполняемых функциях такого статуса. С точки зрения выполняемых функций семейный статус направлен на конкретизацию и дополнение общего правового статуса ребенка. Так, в частности, дети-сироты, дети-инвалиды по отношению к другим детям, не обладающим таким статусом, наделены определенным набором льгот разноотраслевого характера. В соответствии с ФЗ от 24 ноября 1995 г. «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации» дети-инвалиды наделены определенными льготами, правом на трудоустройство, особые условия труда (ст. 20,23). Кроме того, указанная категория детей имеет право на предоставление жилого помещения вне очереди при наличии определенных условий.

Юридические факты, являющиеся основанием возникновения соответствующих правоотношений с участием ребенка, оказывают непосредственное влияние на правовой статус каждого из участников этих отношений. В связи с этим очевидно, что факт

происхождения ребенка от родителей, наличие родственной связи между ними опре-

40

деляет правовое положение этих участников - статус родителя и статус ребенка Степень влияния указанной категории в семейных отношениях и иных отношениях является различной: в семейном праве определяющее значение имеет правовая связь с родителями (родство) или с иными лицами на предусмотренных законом основаниях (опекуны, попечители, усыновители и. т. д.) между субъектами, порождающая комплекс прав и обязанностей между ними. Так, например, ребенок, родившийся у биологических родителей, наделяется законом комплексом прав: правом жить и воспитываться в семье, правом на личное воспитание, правом на защиту, правом на имя и др. (ст. 54, 56, 58 СК РФ) на основании факта происхождения (родства), в то время как усыновленный ребенок наделен аналогичными правами на основании того, что усыновление по правовым последствиям приравнивается к кровному происхождению (ст. 137 СК РФ). Любое правоотношение, в котором участвует ребенок, является сложным, неоднородным по своей структуре, специфика статуса которого обусловлена его особым положением в семейных отношениях, а именно, когда ребенок рассматривается не просто как участник определенных отношений, а как член семьи.

Структура действующего СК РФ позволяет сделать вывод том, что права ребенка в полной мере не отражают всей специфики правового положения ребенка. Поскольку теория о специальной правоспособности в достаточной степени не разработана это негативно отражается и на формировании определения понятия правового статуса ребенка Своеобразие содержания статуса ребенка заключается в том, что его содержание фактически образуют только права семейного вида при этом права и обязанности разноотраслевого характера в частности, регулируемые гражданским законодательством (деликтные обязательства с участием несовершеннолетних, наследственные, жилищные), процессуальные права (право на судебную защиту), в его статусе не учитываются. Автором предлагается в нормах семейного вида указывать на правовой статус ребенка, в частности предлагается новая редакция ч. 3 ст. 54 СК РФ «при отсутствии родителей, при лишении их родительских прав и в других случаях утраты родительского попечения органы опеки и попечительства с учетом их полномочий, определяемых настоящим федеральным законом и законом об опеке и попечительстве, обязаны обеспечить ребенку условия для реализации его права на семью с учетом его специального правового статуса». В данном случае статус ребенка оставшегося без попечения родителей, является специальным, особенным в том смысле, что реализация его прав, составляющих, прежде всего, его общий правовой статус,

41

осуществляется не самим субъектом (носителем этих прав), а специальными органами; в этом отличие от иных категорий детей, в частности, имеющих родителей и воспитывающихся в семье.

Поскольку ребенок участвует в правоотношениях разноотраслевой направленности, в частности, может заключать сделки (ст. 26, 28 ГК РФ), при этом некоторые из них они совершают не самостоятельно, их интересы представляют их законные представители (ч. 1 ст. 26, 28 ГК РФ). В связи с этим важное значение имеет определение правового статуса самих законных представителей. Обусловлено это тем, что отсутствие четких критериев и границ, позволяющих персонифицировать «законного представителя», «опекуна» и «попечителя» между собой, не позволяет решить и другие проблемы теоретического характера в области семейных отношений. Так, согласно п. 1, 2 ст. 2 ФЗ «Об опеке и попечительстве» следует, что попечители, которые назначаются лицам в возрасте от 14 до 18 лет, их представителями не являются, поскольку попечитель дает только согласие подопечному на совершение определенных действий, но не действует вместо него как представитель.

В работе сделан вывод о необходимости принятия федерального закона «О детях», направленного на регулирование отношений с участием детей (идеи о необходимости принятия отдельного закона о детях, в частности Детского кодекса, неоднократно высказывались в литературе, но так и не нашли воплощения на практике). В указанном законе необходимо определить, в какой степени нормы общего характера могут соотноситься с нормами отраслевого характера в указанном законе. В качестве таких критериев автором названы: отраслевая принадлежность норм, направленных на регулирование отношений с участием ребенка, особенности правового статуса ребенка, определяемые с учетом его возраста, состояния здоровья, семейного статуса и др. В работе предлагается определение семейного статуса ребенка, а также определение правового статуса ребенка в чрезвычайных обстоятельствах (условиях) в ч. 2 ст. 55 СК РФ, по аналогии с составлением завещания в чрезвычайных условиях, предусмотренного нормами наследственного права ГК РФ (ст. 1129). Такое положение закона будет способствовать выработке более эффективного механизма реализации норм с участием детей, особенно в ситуациях, требующих принятия немедленного решения (определения правового статуса ребенка) для обеспечения его прав и интересов.

По теме диссертационного исследования опубликованы работы:

42

I. Монографии

1. Летова Н.В. Усыновление как приоритетная форма устройства детей: Монография. Томск. 2003.9,63 печ. л.

2. Летова Н.В. Усыновление в Российской Федерации: правовые проблемы: Монография. М., Волтерс-Клювер. 2006. 16,0 печ. л.

3. Летова Н.В. Защита детей в Европе и России: Монография. Хельсинки, 2007. Гл. 1. Разд. 2.2-2.7. С. 53-128. 5 печ. л.

4. Летова Н.В. Правовое положение детей по законодательству Российской Федерации». Монография. М., 2010. 220 с. 12 печ. л.

II. Статьи в ведущих рецензируемых научных изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ для публикации результатов диссертационного исследования

5. Летова Н.В. Нормативные предпосылки формирования семейного статуса ребенка // Право и жизнь. 2013. № 185 (11). 1 печ. л.

6. Летова Н.В. Специальная правоспособность и правовой статус ребенка» // Государство и право. 2012. № 9. С. 72-78.1 печ. л.

7. Летова Н.В. Правовое положение детей по законодательству Российской Федерации. Рецензия на монографию // Труды Института государства и права РАН. № 1. 2012. С. 263-264. 0,1 печ. л.

8. Летова Н.В. Особенности статуса несовершеннолетних в гражданском процессе // Труды Института государства и права РАН. Актуальные проблемы государства и права. № 4. 2011. С. 205-223. 1 печ. л.

9. Летова Н.В. Право ребенка на жилье // Закон. № 1.2010. С. 96-107.

10. Летова Н.В. Правовой статус ребенка// Государство и право. № 11. 2010. С. 77-86. 0,5 печ. л.

11.Летова Н.В. Ребенок как субъект наследственных правоотношений // Цивилист. № 4.2011. С. 77-83.0,4 печ. л.

43

12.Летова Н.В. Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации / Под ред. A.M. Нечаевой. 3-е изд., перераб. и доп. Гл. 19 «Усыновление (удочерение) детей». М., Юрайт. 2011. С. 375-457. 5,13 печ. л.

13.Летова Н.В. О проблемах защиты прав и интересов детей в Российской Федерации. Научное сообщение, посвященное обзору расширенного заседания Ученого Совета Института ГиП РАН // Государство и право. 2009. № 6. С. 103-109. 0,5 печ. л.

14. Летова Н.В. Комментарий к Семейному кодексу Российской Федерации. 2-е изд., перераб. и доп. Гл. 19 «Усыновление (удочерение) детей» Ст. 124- 144 // М, Юрайт. 2009. 4 печ. л.

15. Летова Н.В. Правовой статус несовершеннолетних: понятие и виды // Труды института государства и права РАН. Семья и дети. № 2. 2008. С. 61-75.

16. Летова Н.В. К вопросу о правовой природе условий усыновления» // Труды Института государства и права РАН. Обязательственное право. М., 2008. №4. С. 186-199. 0,5. печ. л.

17. Летова Н.В. Комментарий к Семейному Кодексу Российской Федерации. М., Юрайт. 2008. Гл. 19 «Усыновление». Ст. 124-144. 4 печ. Л.

18. Летова Н.В. Проблемы усыновления: теория и практика // Государство и право. 2006. №11. С. 52-61.

19. Летова Н.В. Новое в усыновлении // Закон. 2005. № 10. С. 56-60.

20. Летова Н.В. Проблемы обеспечения тайны усыновления // Право и государство: теория и практика. № 4. 2005.0,4 печ. л.

21. Летова Н.В. Динамика правоотношений по усыновлению // Правовые проблемы укрепления российской государственности. Сб. статей, часть 13 / Под ред. В.М. Лебедева. Томск, Изд-во ТГУ. 2004.0,18 печ. л.

22. Летова Н.В. О понятии усыновления по российскому законодательству // Правовые проблемы укрепления российской государственности. Сб. Статей. Часть 12 / Под ред. В.М. Лебедева. Томск, Изд-во ТГУ. 2002.0,12 печ. л.

23.Летова Н.В. Отмена усыновления // Правовые проблемы укрепления российской государственности. Сб. статей. Часть 12 / Под ред. В.М. Лебедева. Томск, Изд-во ТГУ. 2002.0,18 печ. л.

44

24. Летова Н.В. Судебный порядок усыновления: за и против // Правовые проблемы укрепления российской государственности. Сб. статей. Часть 5 / Под ред. Б Л. Хаскельберга/ Томск, Изд-во ТГУ. 2001.0,18 печ. л.

25. Летова Н.В. Перечень оснований отмены усыновления должен быть исчерпывающим // Международная конференция студентов, аспирантов, молодых ученых. 1111У, Томск, 17-19 декабря. Том 4. Часть 1. 2001. 0,18 печ. л.

26. Летова Н.В. Некоторые вопросы о порядке усыновления по новейшему законодательству Российской Федерации // Проблемы развития и совершенствования российского законодательства Сб. статей. Часть 1 / Под ред. В.Ф. Воловича. Томск, Изд-во ТГУ. 1998. 0,37 печ. л.

27.Летова Н.В. Сущность государственной службы // Актуальные проблемы правоведения в современный период. Сб. статей. Часть 2 / Под ред. В.Ф. Воловича Томск, Изд-во ТГУ. 1998. 0,06 печ. л.

28. Летова Н.В. Сущность общей совместной собственности супругов по законодательству РФ // Актуальные проблемы государства и права в современный период. Сб. статей. Часть 2 / Под ред. В.Ф. Воловича. Томск, Изд-во ТГУ. 1998. 0,06 печ. л.

III. Статьи в иных научных изданиях

29. Летова Н.В. Защита от табачного дыма. Законопроект Минздрава РФ «Об охране здоровья населения от воздействия окружающего табачного дыма и последствий потребления табака и действующее законодательство РФ» // Бюллетень табачной катастрофы. Вып. 10. 2012. С. 8-9.0,5 печ. л.

30. Летова Н.В. Проблемы усыновления в российском законодательстве // Родом из детства. Методическое пособие по обучению правам человека в детских приютах. Томск, Комиссия по правам человека в Томской области. 2003. 0,56 печ. л.


Закрыть ... [X]

RELP. Правовой статус ребенка в гражданском и семейном праве Как самой себе сделать гофре

Природа и ребёнок статус Природа и ребёнок статус Природа и ребёнок статус Природа и ребёнок статус Природа и ребёнок статус Природа и ребёнок статус Природа и ребёнок статус Природа и ребёнок статус